"КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ, ПОМИЛОВАТЬ!" Рыболовно-вертолетно-пешеходная история про Сидоровку (репост 2006 года)

243 Лес под Мурманском, набирающий молодую зеленую краску, вначале сменился на коричневую лесотундру в редких черточках деревьев, а потом пошла серобурмалиновая тундра вся щербатая от каменистых выходов породы. И все это в разводах витиевато накрученных русел речушек и сверкающих пятнах больших и маленьких блюдец озер. Такую картину я наблюдал в иллюминатор вертолета, приближающего нас с каждой минутой к реке Сидоровка. И чем ближе была посадка — тем больше и больше под нами становилось склонов покрытых не стаявшим снегом, а озера порой были полностью закрыты льдом.  В середине перелета, среди неряшливой тундры, нас порадовала своим расписным великолепием радуга! Хороший признак!imageimageimageМечты сбываются с радостью, думал я, вспоминая неблизкий путь к этой небольшой реке Кольского полуострова, начало которому было положено неспешными разговорами в интернете с Дудкиным Алексеем aka Егерь в декабре прошлого года. Потом как всегда были долгие обсуждения предстоящей рыбалки, маршруте, сборы и надежды..

Мечты сбываются!  Уходящая «вертушка» прощально «пробубнила» уходя между сопок в даль. Наступила типа тишина — сквозь свист ветра и грохот реки..imageСерое низкое небо в клочьях по-зимнему мрачных туч. Моросящий дождик с размазней хлопьев снега. Ветер, пытающийся своим гулом заглушить грохот речного порога.  Бурлящий поток темной воды, неся огромные куски льда, входил в большое блюдце ровной воды и исчезал в следующем пороге на границе глубокого каньона. И все это в обрамлении сопок, причудливо размалеванных снежниками.imageВау! Нет… конечно, мы не рассчитывали на курорт, но все таки даже самые экстремальные наши ожидания были слабоваты от того вида, который предстал нашему взору. Понятно, что никто не испугался… Но вспомнился анекдот про двух одноглазых ежиков, которые отправились на танцульки — «Пришли… Здрасте, девочки!»… Улыбнуло, когда опять на пару минут небосклон подбадривающе украсила радуга… Хороший признак!!

И так мы на Сидоровке, в 12 километрах от ее устья. Эта небольшая река в погранзоне северного побережья Кольского полуострова славится своей уникальной прозрачностью и крупной семгой, собственно ради которой, наряду с огромным желанием пообщаться с дикой природой, мы и приехали. Вся и так весьма скудная информация об этой реке, при нашем приземлении сжалась до микроскопических размеров.imageС нами сопровождающие — инспектор рыбохраны Олег и Максим, гид с основного лагеря Варзины. Позже они скажут, что были удивлены два раза. Первый, узнав, что мы сюда решились приехать в это время «в автономку» и много позже во второй — что мы в это время что-то поймали. Молодые ребята, настороженно присматриваются к нам и прислушивались к нашему полустебу и прозвищам. Злая Собака, Терминатор, Натолич, Виконт, Боб… Кто такие и зачем оказались здесь? Знакомимся. Выслушиваем подробный инструктаж. Река лицензионная и изъятие любой рыбы запрещено. Любой!

Ну ладно семга — мы и сами за сохранение ее запасов и все такое прочее. Да у нас свой сайт, можно сказать только за это и воюет на просторах интернета. Гринпис и WWF в одном стакане. На божий свет извечен флаг, который своим слоганом про банду, которая еще и оркестр, заставил еще больше заволноваться наших сопровождающих.  Позвольте, а как же голец, форель, кумжа? Щука, в конце концов? Тоже не берем?

Не позволю устраивать здесь бойню, обстоятельно объясняет ситуацию по данной реке Олег. Квота на изъятие по данной реке 5 рыб на сезон!!! Вам положено две… в первый и последний день… Точка… Так это самое, а что жрать, извините, будем? У нас раскладка «под пешку» и надежда продержаться на рыбе. Не положено, вежливо и уверенно парирует все наши выпады Олег. Максим тем временем рассказывает о прижатых крючках, правилах обращения с пойманной рыбой, а на продолжающиеся вопросы по поводу «брат помирает, ухи просит» говорит — Да вы хоть что-то поймайте..

Вообще-то это были единственные минуты некоторого нашего разочарования от посещения Сидоровки и напряжения от общения с этими замечательными людьми. Честно говоря уж лучше было бы полное отсутствие информации, чем «обещаловки» за которыми мы приехали. У нас вроде бы было гарантированных 7 суточных спортивных и 5 убойных лицензий, оплаченных нами и мы рассчитывали на последние, как возможность «не протянуть ноги» за неделю. Спорить очевидно было бесполезно, да и не хотелось. Поэтому, обмыв приезд и собрав снасти, все выдвинулись к реке.

Думаю, что никто не сомневался, что первую рыбу на Сидоровке поймал Терминатор. Форелька. А вот и семга… и еще и еще. В течении часа, прочесав вдоль и поперек зимовальную яму пула со странным сортирным названием Шитхаус, обрыбились и не раз все участники экспедиции.image  Семга сплошь была темными вальчаками, размер которых внушал уважение к их ранее имевшемуся весу. Некоторые были под метр! В сереющей мгле заполярной ночи успели поймать и кумжу и форель… Я поимел только две нереализованных поклевки, что для неожиданных условий ловли нахлыстом, лично для меня, несомненно было достижением, ведь река была на метр выше обычного уровня!imageУспех соответствующим образом обмыли, нешуточно поспорив о видовом составе обитающих в реке рыб и их названиях. Естественно, что мнения разошлись, но некоторый консенсус под последний литр все таки был достигнут.

Я был сторонник мнения, почерпнутого из научных трудов известных и не очень ихтиологов. Кумжа — морской вид, который заходит в реку на нерест и изменяется в процессе нахождения в пресной воде. Она более темной окраски и имеет прогонистое тело и хищный череп. Форель — это кумжа оставшаяся в реке на постоянное проживание, либо родившаяся там и по одной ей известной причине не ушедшая в море. Она веретенообразной формы, более светлая с яркими оранжевыми точками по «фюзеляжу».imageОлег и Максим все это называли кумжой, каким-то только им известным способом подразделяя на морскую, речную и озерную и пытались образумить и нас по этому вопросу. Но в конце концов запутавшись окончательно, они стали все называть форелью (морской, озерной, речной), что тут же вызвало очередной спор о том можно ее изымать или нет, т.к. она жрет икру семги и вообще похоже вредный элемент в реке. Мне удалось попутно рассказать все что я знаю о стальноголовым лососе, радужной форели, микиже, камчатской семге и в довесок мальме. Ребята, посмеивались над этим диспутом, вобщем-то не сильно влияющим на мировые процессы миграции рыбов всех мастей и под эти разговоры вскоре все опять оказались на реке.

Полярная ночь или день… уже было сложно разобрать. Ветер стих. Уютно разместившись по всему пулу, мы перебрасывались многозначительными фразами типа «ОГО-О!», наблюдая как то один, то другой из спиннингистов вываживал очередную рыбину. Шнуры резали воду среди плывущих льдин и настроение поднималось существенно выше сереющих простыней облаков, низко висящих над рекой. Вальчаки не оказывали большого сопротивления, но создавали столь сладостное ожидание поклевки крупной рыбы. И это случилось.

Костя как-то странно изогнул свой явно слабоватый по ситуации Кардиф и не смотря на все усилия 10-и либровый шнур категорически отказался наматываться на катушку. Это уже не «ОГО!», а «ОГО-ГО-ГОО!!!»… imageВсе остановилось — мы, Костя, его спиннинг, шнур и что-то очень серьезное на том его конце. Мы уже устали давать советы, а рыба все не хотела приближаться к берегу. Она пару раз вышла на поверхность, опять ушла в темнеющую воду, но в конце концов все же двинулась к берегу.

Поединок с помощью Максима, мастерски выхватившего семгу за хвост из воды, закончился в пользу рыбака.imageМы смотрели на первую большую рыбу, пойманную в Сидоровке. Короткая фотосессия… Да не ханжа я и сам рыбов поубивал в своей жизни достаточно, было дело. Но как-то было неловко смотреть на это шикарное гармоничное создание природы, лежащее безвольно на пожухлой траве… Такая красавица! Отпускаем? Все вопрошающе глядят на Максима и Олега… Таможня дает добро и рыба изымается.imageНаверное осенняя, но может быть и свежак из первых, зашедших в реку, комментирует Максим и с такой жалостью смотрит на семгу. С этого момента я все с большим уважением стал относится к этому молодому человеку, который не по должности, а по здравому смыслу относится к принципу «поймал-отпустил» на семужих реках северного берега Кольского. Он с Ловозера, т.е фактически местный. Уже пятый сезон работает в лагере на Варзине. Смешно акцентируя слова в предложении, от привычки работать с иностранцами и вызывая этим смешки, позже рассказал, что здесь в принципе рыба вообще не изымается. Позиция фирмы «ВАРЗИНА РИВЕР» такова, что она допускает лов семги только 2 месяца (июнь-июль), а остальное время реки Варзина, Пенка, Дроздовка, Сидоровка находятся «под парами». В августе-сентябре разрешен лов только озерной кумжи. Всего за сезон в этих местах бывает порядка 100 человек по большей части нахлыстовиков и только некоторые из них бывают на этой реке. Увиденное в первые часы нашей рыбалки высказывает сомнения о целесообразности посещения этой реки спиннингистами. Река на три часа в день для трех нахлыстовиков, выдает он фразу, смысл которой мы поняли уже в конце нашей экспедиции. Семь с половиной кило потянула рыба Кости и видимо она вызвала у всех моих друзей чувства аналогичные моим. На утро принимается решение, что мы отказываемся от второй убойной… Больше ни одну из рыб мы не взвешивали и не обмеряли, единогласно признав рекорд Кости и порадовавшись за него. Злая @  между тем грустила, разочарованно вслух размышляла, что вот так за один вечер поймала все что хотела на этой реке, ни отставив себе никакого шанса на дальнейшие  мечты… Если только голец? А кто виноват? Однако, у нас был повод надеяться на шикарное продолжение рыбалки с таким началом..

Олег, оценив наш поступок, дает добро на поимку — «Ну, как вы их там называете… пяти форелей». Забегая вперед, скажу, что этих пяти рыбок нам вполне хватило, что бы еще пару раз сварганить уху, пожарить и побаловать себя малосолом… Хотя не могу не сказать, что единственная семга была ничем не сравнимой по вкусу, а приготовленный на мангале стейк был просто умопомрачительным.imageПервый день был для меня нулевым, если не считать пары поклевок. Одноручник 8-ка явно не подходил для условий ловли в тот момент — большие глубины, сильное течение, вода 2,5 градуса, рыба очевидно совершенно вялая, стоит на глубоких местах. Тяжелый подлесок и чуть более масштабная муха сразу же сводили на нет мои и так не сильно большие навыки в забросе. Такие выводы я делал исходя из анализа ситуации, да и успехи спиннингистов, их выбор снасти, проводки, мест поклевок подтверждал мои размышления.

Поделившись своими мыслями с Максимом и по его совету, в начале второго дня я собрал двуручник 8-ку. После небольшого мастер-класса, проведенного со мной Максимом, неожиданно наладился спей-заброс. Небольшими подсказками он подправил мои ошибки и наверное впервые за время использования двуручника я стал испытывать от ловли им огромное удовольствие. Раззз — подъем шнура, двааа — перенос, триии – толчок и муха тихо легла на воду… Красота! Позже, гид научил меня делать еще пару фенек и я совсем загордился своими успехами в двуручном нахлысте. А ведь это только начало пути, думал я, с наслаждением выкладывая приманку в то место, где по моему предположению должна была произойти поклевка. Но ее все не было и не было.

Начался процесс подбора мухи. Исходя из сведений, полученных еще до поездки, семга в это время должна была отдавать предпочтение достаточно массивным мухам черно-желтого и желто-красного цветов. Однако или что-то я делал не так, или семга просто не знала о моей информации, либо спиннингисты уже «перекололи» всю рыбу на данном пуле. Даже «подсаженный» на трубку красный кембрик не решил вопроса с поимкой рыбы. В итоге я убедил себя, что моя рыба ждет меня где-то в другом месте и спровоцировал небольшой трекинг на Верхний Аквариум, что в 3,5 километрах ниже от Шитхауса. Максим и Борис с удовольствием поддержали меня и мы напевая «по тундре, по тундре… по железной дороге» отправились в путь. Еще одной целью  этой экспедиции была разведка маршрута предстоящей «пешки».

Забравшись в очень приличную горку мы увидели совершенно другую Сидоровку. Ревя и пенясь она стремительно летела в узком и высоченном каньоне.imageСплав на лодке, которую мы притащили с собой на Кольский, выглядел не просто мало выполнимым, но и крайне опасным. Посмеявшись над своими мечтами о пешеходной прогулке налегке и поняв, что все придется тащить на плечах, мы, наслаждаясь бескрайними видами, не торопясь шли оленьими тропами, радиально прочертившими раскинувшиеся перед нами сопки. Переходя вброд зеркальной чистоты ручьи, преодолевая снежники, мы то и дело вспугивали вспархивающих с гортанным криками белых куропаток. Здесь — указал куда-то вниз между двух водопадов с 50 метровой почти отвесной скалы Максим. imageВоды внизу видно не было… Цепляясь за корявые березки, опасаясь за свои снасти, остерегаясь на каждом шагу обрушить камнепад, мы с грехом пополам спустились к реке. 20-и метровый участок с более менее спокойной водой видимо и назывался Верхним Аквариумом. Борис сделал пару забросов и присел на камень. Стремительным потоком блесна безнадежно выкидывалась на поверхность — без вариантов. Не было ни какой надежды сделать более-менее приличную проводку. Но у другого берега выпрыгнула семга. Я развернул шнур и сделал заброс.imageТехника ловли на Сидоровке и наверное на любой другой подобной реке в этих краях, приблизительно сводилась к следующему: 2 заброса и сплав шнура до полного его останова, шаг и следующие 2 заброса и т.д. Это очень напоминало косца, выполняющего методичные движения своим инструментом. Максим так и говорил — «выкосить» пул. Сделав шаг вниз по течению и выполнив спей заброс, а ничего другого сделать просто не предоставлялось возможным среди этого отвесного нагромождения камней, я опустил удочку в руке, ожидая выпрямление шнура. Затянулся сигаретой. Что-то упруго ударило по руке. Я нервно приподнял удочку. На шнуре упруго билась рыба. Чуть постояв на месте, она уверено пошла против течения в порог, фактически на меня. Прошла мимо. Я лихорадочно подматывал шнур и затягивал фрикцион.

Максим видимо очень переживал за меня и давал какие-то советы, а я их почти не слышал, стоя по колено в бурлящем потоке. Диалог был примерно таким: «Выходи..»… «Куда?»… «На берег..»… «Как?»… «Пешком..»… Через пять минут не меньше чем  четырехкиловый вальчак после фотографирования сразу от берега резво двинулся против течения по направлению в порог. Видимо процесс вываживания не сильно изменил его планы идти вверх по течению по одному ему известной причине. Я жадно затягивался сигаретой и еще и еще раз переживал все перипетии происшедшей борьбы со своей первой семгой на Сидоровке. Вообще-то это был новый рекорд, ранее на Варзуге мой результат был 3100.imageОсобо подчеркну работу гида. Он не мешает вываживанию, незримо находясь за спиной, умело принимает рыбу у берега, обеспечивая ее минимальное повреждение о камни и освобождая от крючка. А еще он помогает сфотографировать рыбу  в выгодном для рыболова ракурсе. Очевидно, что присутствие гида при ловле по принципу «поймал-отпустил» в таких непростых условиях необходимо.  Либо рыболов должен быть с товарищем знакомым с такой техникой обхождения с семгой.imageimageimageimageimageНу, а у меня появилась, возможно, избыточная уверенность, что семгу я теперь буду «косить» на счет раз-два-три… Снасть была правильная. 8-ку двуручник с мощной катушкой, в сочетании с Виндкуттером, самым тяжелым подлеском и с желто-красной мухой, связанной на медной трубке при более менее правильных навыках заброса спеем  гарантировали успех, который без практики поиска семги конечно был призрачным, но кое-какие мысли по этому вопросу у меня были и их предстояло проверить.

Этим же днем мы сделали «ходку» с частью вещей до следующей точки нашего маршрута. Лично для меня 20-ть кило в рюкзаке не были чем-то особо тяжелым на пяти километровом переходе по тундре. Просто необходимо было выбрать правильный ритм и темп движения. Дорога туда-обратно прошла легко и непринужденно, несмотря на то снег, то дождь. Ведь меня, как профессора Плейшнера подогревали мысли о неоконченной рукописи… вернее о предстоящих схватках с семгой..imageimageВечером мы опять трепались о лицензионном лове семге, классифицировали форель, просто травили «байки за жизнь». Кедровка, изготовленная на спирту, весьма способствовала этому.

Кстати о бытовых условиях. Я и Натолич (известные храпуны), к всеобщей радости согласились жить в небольшом легком домике.imageЯ бы его назвал для тундровых условий отелем 5 звезд. Два топчана, стол, буржуйка. Мухи (настоящие) периодически просыпались от тепла выдаваемого буржуйкой, но так же быстро засыпали, т.к. «буржуйское» тепло быстро выдувалось сквозь щели ветром. Зато было комфортно сидеть за столом без дождя. Еду мы готовили на привезенном газе. Продуктовая раскладка состояла из всяких супов, каш и пюре. Сало и прочие радости цивилизации,  типа колбасной нарезки в вакуумной упаковке было дополнением к этому достаточно скудному рациону, учитывая холод, дождь и наши активные перемещения по реке. В перерывах между едой в огромных количествах поглощался чай.imageОстальные участники экспедиции, а Максим и Олег равноправно считались членами команды, спали в палатках. Видимо там было достаточно комфортно раз они дрыхли до 9 утра, когда я от холода в домике просыпался в 5… Была и другая причина, моего столь раннего пробуждения. Меня ждали… ну вы поняли — рукописи профессора Плейшнера.

На следующий день был запланирован общий исход на следующую точку под заманчивым названием Парадиз и я уже был там и знал, что название того стоило.

Но мне хотелось успеть закрепить достигнутый успех именно здесь на Шитхаусе. Бодренько поднялся вверх по течению, до следующего разлива реки, с которым у меня были связаны определенные надежды. Попутно изловил небольшую кумжу, по моей спецификации имеющей отношение к морю. imageimageИ вот я на классическом сливе. Становлюсь в самое начало и начинаю его «выкашивать». Исходя из моих наблюдений и рассказов Максима, сейчас семга вялая и стоит именно в этих, а не в стандартных для теплой воды подпорожных местах. Взглядом я наметил точку, где по моему мнению должна была произойти поклевка. Я любовался красотами розовых от встающего солнца сопок и метр за метром продвигался вперед.

Заброс… я приотпустил шнур на пару метров и этого по моим расчетам должно было хватить, чтобы мушка была доставлена в «правильную» точку. Почти физически я ощущал, как приманка заваливается с потоком воды в небольшой отстойник за грядой, на которой я стоял по колено в воде. В ярком свете уже взошедшего солнца я увидел серебрянный бок метнувшейся  к мушке рыбины и сразу же почувствовал на шнуре сопротивление. Даже не знаю от чего было больше радости — от полученной поклевки или от того, что я просчитал стоянку рыбы и сработала правильно скомпонованная снасть.

Вальчак, это был он, сопротивлялся не сильно и через несколько минут я уже вытащил его на подтопленую рекой прибрежную траву. Однако размер его был под метр! Лихорадочно сфоткал его и отпустил восвояси. Оглянулся вокруг — только безмолвные сопки и ЛЭП в отдалении были свидетелями моего триумфа. Но у меня был документ!imageНе торопясь перекурив победу, я отправился в лагерь, где уже шли сборы в дорогу. Небрежно кинув — «Да была одна под метр», с большой радостью продемонстрировал товарищам фото. И знаете, если бы я приволок убитую рыбину в лагерь, то наверняка не было бы столько разговоров о ее вероятном весе до похудания..  Ну как-то над трупом не принято обсуждать сколько в нем было веса. А тут целых полчаса строили догадки — когда она зашла, когда выйдет в море и когда вернется еще раз на нерест.imageУже на пешем переходе у меня в голове завертелась мысль о правилах расстановки знаков препинания в формуле «поймал-отпустил» на реке Сидоровка. Они базировались прежде всего на данных о стаде этого водоема. А стадо-то было маленьким! По разным источникам от 50 до 100 голов, что вобщем-то для 20 километровой реки достаточно. Но ведь природа не могла взять в расчет наше вмешательство в ее стройную систему. Получалось, что за 2 месяца 30 человек, предположительно посетивших эту небольшую реку и изъяв или по неосторожности повредив каждый по одной семге, могут нанести ее рыбному составу непоправимый вред. Об этом мы говорили весь следующий вечер. Со слов Олега и Максима получалось, что известные факты браконьерства на основном заходе рыбы через три года становились горьким фактом — семги в реке не было..imageimageА «поймал-отпустил» решает эту проблему? Максим ссылался на сведения работающих постоянно на основной базе Варзины ихтиологов, ставивших метки на рыбу и получавших значительный процент ее возврата ее  реку через несколько лет. Говорил о том, что не видел более 3-5 погибших рыб за сезон по берегам реки, что так же было некоторым положительным фактом в пользу использования принципа «поймал-отпустил». Что он сам лично не раз и не два вылавливал уже «опломбированных» особей. Олег однозначно заявил, что если на Варзине поголовье семги уж точно не уменьшается, а даже скорее растет, то на других реках с «убойными» лицензиями ее численность катастрофически падает. Правила пунктуации однозначно были в пользу «Казнить нельзя, помиловать!».imageИ тема прижатия бородок и использования одинарников была абсолютно в этой связи логична. Тройник, даже с прижатыми бородками сильно травмировал рыбу, да и замучаешься его извлекать из жесткой пасти семги,  и я лично отказался от их использования на трубках в пользу двойников, которые фактически сами вылетали с рыбы, как только она оказывалась в руках рыбака. А еще лучше себя вели одинарники. Кстати, обратив на это внимание, и мои компаньоны-спинингисты тоже переоснастили свои железки одинарниками. Понятно, что в этом случае гарантированность третей фазы (когда рыба уже в руках) значительно уменьшался, но собственно все равно ее отпускать. Мне показалось, что даже первая стадия (реальная поклевка) на семужей рыбалке дорогого стоит. И причем тут тогда тройники и неприжатые бородки?

Конечно так можно дойти и до абсурда и ловить без крючков вообще, но ПОКА вроде об этом речи нет..

Из всего того, что мы услышали и позиция фирмы «ВАРЗИНА РИВЕР», c ее пусть не очень патриотичным иностранным уклоном, вблизи видится несколько иной, чем из далекой от Кольского Рязани. Сохранили рыбу в реке, пользуясь неправильной методикой «поймал-отпустил» — только за это им надо сказать спасибо. По присутствию Олега в нашей экспедиции могу судить, что даже с традиционными методами ловли с изъятием на этих реках очень строго, уж не говоря о неприкрытом браконьерстве. А браконьерство оказалось даже при всех охранных мероприятиях на этих реках возможно — следы этого беспредела видели. Максим досадливо поморщился на веревки, бутылки и следы кострища — «гости» у нас были, и торопливо все собрал в пластиковые пакеты. А ведь на самой реке плюнуть стыдно. Гид еще в первый вечер подобрал за мной сигаретный бычок, показав тем самым пример правильного поведения на реке. Фактически без слов пристыдил и окурки я уже собирал в карман.

Что и говорить, ценники «ВАРЗИНА РИВЕР» на рыбалку кусаются. Да! Рулон туалетной бумаги, доставленный на базу вертолетом, стоит уже доллар! Несколько лет практиковали посещение «своих» рек только нахлыстовиками и только в этом году решили «попробывать» допустить спиннингистов. Надеюсь, что буду правильно понят, но этот опыт будет скорее отрицательным. Эти стремительные, сильные красивые северные реки являются тонкой экологической системой и  вряд ли выдержат спиннинговый прессинг. Благо, что условия для такой рыбалки все-таки по низкой воде похоже весьма неподходящие.

Много можно рассуждать глядя на происходящее на этих реках со стороны. Приводить огромное количество доводов «за» и «против» подобной «эксплуатации» наших речек иностранцами. Но я бы скорее согласился на сохранение этой и других северных рек таким способом, чем увидеть красавицу Сидоровку в булыжниках с навязанными обрывками сетевых веревок, битыми бутылками по берегам и совершенно мертвую… без рыбы. Спорное мнение? Возможно, но увы… и ах… «Ведь каждый правый имеет право, на то что слева и то что справа. На белое поле, на черное поле, на вольную волю и на неволю» бубнил в голове припевчик «Машины времени»… и никто насильно на Варзину и близлежащие реки никого не тянет и денег силком не берет..

Так вот о рыбалке. В последующее за переходом утро за пару часов прогулявшись по 3 близлежащим пулам я «приземлил» 6 семг. Река замечательно читалась, стоянки семги можно было предполагать с точностью до 75%. Сидоровка после каньона, в котором она представляла собой бесконечную мощную шиверу, стала мельче и я сменил подлесок на полегче. Пошли в ход мухи связанные на алюминиевых трубках. Замечательно работал ГолдКиллер на одинарнике. Из всего заготовленного боекомплекта только Шримты и GP не подарили мне поклевки, да и предупреждали меня еще на «большой земле», что здесь их актуальность весьма низкая. В этих местах семга стала иной. Темных здоровенных вальчаков Шитхауса сменили не похожие на них стройные прогонистые рыбы в основном до 3 кило весом, в причудливых разводах и пятнах коричево-розоватого цвета от головы до хвоста, с выраженным клювом. Усмехаясь над моей тягой к точности классификации, Максим сказал, что это точно лосось… Летом таких рыб он здесь не видел.imageЯ мучал себя размышлениями — Кто это? Семга понятно… Мож какой кельт? Или еще какой грилс зашедший просто так прогуляться по реке? Знаний катастрофически не хватало и с моей подачи к ним быстро приклеилось название  «кент».

Были эти кенты достаточно резвыми на вываживании, упорно сопротивлялись и порой ставили пару свечек, прежде чем оказывались в наших руках. Как-то не хотелось их обижать наименованием «лох».

А вокруг нас окружала удивительной красоты северная природа. Редко проглядывавшее сквозь серые облака солнышко превращало серую не проснувшуюся еще от зимы тундру и сопки в нагромождение резких контрастных теней и силуэтов. Удивительная метаморфоза! Еще раз убедился, что серый цвет самый богатый по оттенкам в цветовом спектре, а редкие брызги красок, только добавляли ему эффектности.imageimageimageВот так, наслаждаясь дикой северной красотой я остановился у Нижнего Аквариума.

Утром здесь я уже взял одного кента. Посидел под скалой, наслаждаясь постоянно меняющейся картиной воды в реке.imageСменил поводок, кстати, это важный момент! Привязал Голд Киллер. Встал в начало слива и… стал методично отрабатывать спей заброс.

imageimageimageУдовлетворенно устав от результатов своей тренировки шаг за шагом «прокосил» пул до конца… Вернее не до конца, а до того места где по моему предположению могла быть семга. Мягкий толчок — знаю, что не надо подсекать и дать семге чуть уйти с приманкой, но 35-летний стаж спиннингиста заставляет судорожно дернуть удочку вверх. ЕСТЬ! Это было что-то достойное! Обозначив себя парой великолепных прыжков над поверхностью водного потока, семга без раздумья тупо поперла вверх по реке в порог.imageВываживание нахлыстом несколько отличается от подобного процесса в спиннинге, а вернее совсем не похоже. После того как излишки шнура подмотаны на катушку и тормоз выставлен в необходимое положение, упираешь удочку в пупок, вторую руку на катушку и начинаешь перетягивать семгу в свою сторону. Здоровенное удилище и пружинящий шнур прекрасно амортизируют все попытки противника резко стартануть с места. Подтягиваешь рыбку к себе, периодически регулируя тормоза. Собственно и все. Конечно если это десятка, которая с места может взять весь шнур и в довесок 20-30 метров бекинга, то попотеть придется. И конечно вываживание «осенки» в 6 с полтиной, а это была именно она, тоже дает кучу адреналина, эмоций и переживаний… и вообще не все так просто, но здесь все иначе, чем в спиннинге… Красивей и… душевней что ли? Нет, не подберу слова… Здоровенско вобщем! Семга брала пару раз десяток метров шнура, но в конце концов я ее припарковал в тихую заводинку. Красавица!

Пока я соображал, держа рыбину за хвост в воде одной рукой, как бы ее посимпатичней сфоткать, уже подоспели Максим, Костя и Борис, которые помогли ей быстренько уплыть и… я остался без фотки своего трофея.

Семга отправилась восвояси. Ребята отправились к морю на ланч. А я сидел на берегу совершенно счастливый. И вся природа радовалась со мной. Пригревало солнце, рождая первые едва уловимые пьянящие весенние запахи. Беззаботно щебетали невидимые птички. Мимо деловито туда-обратно прогудел шмель. Жизнь удалась и была прекрасна.

Ребята ушли «попить чайку» за 4 километра к морю. А я там был еще в первый день нашего прихода в Парадиз. Могу сказать — что-то обрывается внутри, когда стоишь на краю России-матушки. Суровые отвесные каменные глыбы вплотную подходят к насыщенной синевой бескрайней глади Баренцева моря. Каскады брызг от вылизанных валунов то и дело взметаются вверх. Видел я море Черное, видел Охотское… Совсем не то, хотя своя прелесть и у них есть. Здесь какая-то суровость, горделивость и значительность… И ты такой маленький со своими земными заботами ставишься неожиданно на целую голову выше и паришь в этом удивительном сочетании огромных камней, бесконечного морского простора и бескрайнего неба.imageЧто касаемо морского пула, на который мы возлагали большие надежды… им не было суждено сбыться. Холодная речная вода в 2,5 градуса никаким образом не стимулировала заход свежей рыбы. Ведь в море было +5. Во время прилива ребята видели несколько весьма больших рыбин, которые меланхолично отворачивались от заботливо подсунутых блесен. Так не все мечты сбываются, а только самые главные… Видимо кто-то свыше решил, что впечатлений и от реки нам будет более чем достаточно и он в принципе был прав. И тем не менее прогулка к краю земли оставила неизгладимые впечатления. В связи со сложившимися обстоятельствами дальнейший пеший маршрут к устью Сидоровки был явно не к чему.

Оставшееся время нашего путешествия мы активно перемещались по реке в районе пула Парадиз.imageimageАх, какой этот фин был молодец, давший столь меткое название этому месту. Почти отвесная скала, наверху совсем голая, а ближе к низу поросшая «стройными» удивительно корявыми березами нависала над небольшой луговиной около реки. Сверкающие ручьи собирались ближе к середине скалы в бурлящий поток, низвергающийся водопадом у ее подножья и растекающийся в пологой части берега многочисленными извилистыми ручейками, стыдливо прячущимися в траве.  Великолепие этого рая пьянило и очаровывало. imageЯ записал к списку своих купальных достижений в ледниковых озерах и реках Полярного Урала «помывку» в водопаде Парадиза, обжигающим своей леденящей свежестью.

Погода баловала нас. Ни ветерка. Солнышко.imageКак-то разом набухли почки на деревья и кустарниках, совсем робко позеленив тундру. Ребята «наколов» всю семгу в пуле, переключились на кумжу и форель, выискивая ее под берегами, за огромными валунами, среди пенящихся шивер и достигли в этом большого успеха. Терминатор поставил абсолютный рекорд по кумже изловив почти 3-х килограммового свежачка. Да никто и не сомневался..imageНа кастмастер… как обычно… Семга периодически активизировалась и как показалось наиболее активно покушалась на наши приманки ранним утром и поздним вечером.

Натолич, наш замечательный ВИП, посиживал на как он выражался «платнике», периодически вытягивая то семгу, то форель.imageМы удивлялись снова и снова его молодецкому задору и радости жизни. Ведь поперся с нами дураками в эту тундру и неизвестность. Ведь прошел эти 5 с хвостиком километров и рюкзак тащил. Еще и суетился по хозяйству, балуя нас жарехой и ухой..imageimageВсю ночь, надувшись чаю вперемежку с кедровкой в протопленном домике, мы периодически в тапочках выходили к своему ставшему «домашним» пулу. Делали по десятку забросов. Вываживали по одной рыбке и убирались в тепло давить песняка..imageimageА какие сны снились на Парадизе! Вау..

Нет… не буду рассказывать… это немного про другое..

Утром от кедровки и чая осталось только воспоминание… Резкий ветер с дождем и снегом зачеркнул все воспоминания о вчерашней по-весеннему радостной погоде. Небо насупилось. Зима не хотела уступать свои права. Но нас причуды погоды уже не волновали. Традиционный утренний проминаж по пулам принес мне 2-х чудесных кентов и форель. И у ребят не было пусто, но к обеду река как будто вымерла. Мы доедали остатки продуктов, вели неторопливые разговоры под треск огня в буржуйке. Но ведь тезис, что «движение — роковая закономерность жизни» никто не отменял. Рассматривая карту, обнаружили несколько больших озер на плато в 4-5 километрах от нашей стоянки. Был брошен клич и вот мы с Борисом отправились на покорение еще не исследованных вершин. Следует заметить, что на первой стоянке Костя с Сергеем уже прочесали несколько верхних озер на предмет поимки арктического гольца, но безрезультатно. Ледовая обстановка не давала возможность серьезно подойти к этому вопросу.

Забравшись в гору и ориентируясь по GPS мы перевалили через пару сопок. Нашему взгляду сквозь сетку дождя и снега открылась чудесная панорама Сидоровки и система озер в глубине плато. Удача! Озера были частично открыты от льда. Бодро съехав на пятой точке по огромному снежнику вниз, мы оказались у одного из них. Ветер надо сказать здесь был в три раза сильнее чем в каньоне у реки. Бррррр… Я понимал почти полную безрезультатность ловли здесь на нахлыст и просто наблюдал, как Борис раз за разом прочесывал казалось бы перспективное место. На одной из проводок, спиннинг Бориса резко выгнулся и моментально из воды вылетел приличного размера голец. Ах, красавец! Его оранжево-малиновое пузо резко контрастировало со всей окружающей нас серостью. Я схватился за фотоаппарат, намереваясь зафиксировать процесс вываживания, но голец выдал еще один кульбит и сошел у самого берега..  На фото остались круги на воде, напряженная поза Бориса и разгибающийся  после нагрузки спиннинг… Последующие 10 забросов были нулевыми, но собственно результат был достигнут и мы озябшие, но довольные результатом экспедиции отправились восвояси.

Парадиз встретил нас неожиданно стихнувшим ветром. Дождь прекратился и стало как-то тепло. Уже почти ночь. Сидоровка приглашала нас попрощаться, ведь завтра вертолет унесет нас на большую землю. Ребята были уже на берегу и мы не смотря на усталость присоединились к ним. Я встал в начале слива и на втором «покосе»  уже тащил кента. imageКонтрольная фотка! Все! Спасибо Сидоровка! Натолич тащит рыбеху. Форелька!imageimageДелаю фото на память… Дубль не получился – форелько выскользнула из рук Валеры и ушла. Это была последняя рыба, которую я видел на реке. Спасибо Сидоровка!imageimageВ ожидании вертушки мы вспоминали самые яркие моменты этого путешествия, строили планы на будущее. Наш неугомонный ВИП собирался в Норвегию. Мы думали о сплаве по сибирской реке. Так сколько мы всего поймали рыбы здесь? Максим первые три дня вел какую-то статистику, но на цифре 54 семги сбился. Последние три дня мы были на реке одни. Олег и Максим улетели на основную базу спокойные, поняв, что в их отсутствие реке ничего не угрожает. Мы многому научились и узнали от этих простых и добрых парней, честно выполняющих свою работу… Наверное, в итоге не меньше 75 семг поймали и отпустили мы за эти дни. Наверняка некоторые особи были пойманны и выпущены на свободу даже ни один раз. Одного бойкого кента с белой точкой на макушке мы точно все запомнили. А сколько форели и кумжи было поймано никто не считал. Кстати, со слов Максима, форель во время хода семги ловится крайне редко. Видимо семга ее разгоняет.image75 штук — это был только самый малый итог нашей экспедиции. Каким мерилом оценить всю прелесть дикой северной природы? Чем и измерить все чувства и эмоции, которые были не менее важными, чем пойманная рыба? Ни у кого из компаньонов не было даже капли сомнения, что поездка была очень удачной. Кто-то скажет, что собственно то ради чего ехали — серебристая свежая и сильная семга так и не была поймана нами. Но ни меня, ни моих товарищей это не сколько не расстроило. Все еще будет! На Кольском или на какой другой реке… Лишь бы они оставались такими, какой мы увидели прекрасную речку Сидоровку. И мы что-то сделали, что бы это еще оставалось в первозданном виде… Пусть скромно, но строго используя принцип «поймал-отпусти», мы оставили надежду себе и другим поймать серебристую рыбу своей мечты — удивительную семгу.image

Вместо послесловия.

Вертолет прилетел с небольшим опозданием. Дорога назад из-за встречного ветра и дождевого фронта была почти на 40 минут больше. В Мурманске незнакомый гид с Варзины передал мне письмо.

«Виктор, здравствуйте! Передаю Вам наклейку VRC (THE VARZINA RIVER COMPANY). Надеюсь, что с ней Ваш тубус будет выглядеть веселее. Хочу еще раз поблагодарить всех вас за увлекательное путешествие. Желаю всем благополучно добраться до дома. Ваш егерь Максим»

 

Сидоровка июнь 2006 года

 
Мне нравится
Комментарии (2)
Поделиться